Главная

Новости сайта

Карта
Музей
музей

СССР

рукоделие
Дизайн
Шрифты

Рисунки

photoshop
энциклопедии
Композиторы

Художники

Петербург
Увлечения
книги

ноты

пластинки

Марки

Монеты

Открытки

фриволите
Отзовик
Путешествия
метод.копилка

Auto Web Pinger
200stran.ru: 
		показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время tapenik.ru Tic/PR
Последнее обновление

ЗАЛ - АЛЬБЕРТА ГРИГОРЬЕВИЧА ГОЛУБЦОВА




Экспозиция этого зала посвящена моему двоюродному брату - Альберту Голубцову.

Он был намного меня старше, и уже два года как ушел в лучший мир, о чем я глубоко скорблю. Но Память о нем я хочу сохранить...

Он был замечательным человеком, очень талантливым, добрым, отзывчивым.

Я частично использую воспоминания самого Альберта, но только там, где рассказ будет касаться и моей семьи. Причина в том, что я не успела получить разрешение брата на публикацию его воспоминаний, а теперь уже поздно, увы...

Ваша "tapenik"))

"Эти записи не претендуют на высокое наименование «мемуары», это лишь воспоминания и размышления о прожитых годах, начиная с далекого предвоенного времени, о событиях и эпизодах в моей жизни, изложенных в хронологическом порядке. В изложении фактических материалов мне очень помогли мемуары моего двоюродного брата Смирнова Ювеналия Андреевича (далее – Юлик), с которым мы поддерживаем постоянный контакт в течение всей жизни. В воспоминаниях нашли отражение устные и письменные свидетельства отца и других близких родственников. Тщу себя надеждой, что этот мой «труд» будет интересен подрастающему поколению моей семьи. А может кто-то из моих детей и внуков напишет свои воспоминания о прожитых годах, тем самым, продолжив хронологию семьи Голубцовых."

Итак, я родился 16 февраля 1936 года в г. Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге) в учительской семье.

Отец, Голубцов Григорий Николаевич, рождения 3 февраля 1905 года и мать Евгения Иннокентьевна (родилась 14 октября 1914 года, девичья фамилия Колодезникова) работали учителями в средней школе. Отец преподавал физику, мать была учительницей младших классов.

Жили на Общественном переулке (это Володарский, ныне Невский район С-Петербурга) на втором этаже двухэтажного деревянного дома. Это была довольно большая трехкомнатная квартира с печным отоплением, а одна из комнат почему-то пустовала.


Вместе с нами проживала домработница – моя няня Маша. Девушка, приехавшая в Ленинград из Вологодской области, вероятно, на заработки.


         Пятым жильцом в квартире была немецкая овчарка Джерри – с моей точки зрения умнейший и ласковый пес. Не помню случая, чтобы она на меня зарычала, хотя я пытался обращаться с ней как с куклой или игрушкой: таскал ее за хвост, за морду, за уши, пытался ездить на ней верхом… Джерри просто старалась уйти от меня подальше или забиралась под кровать. 10 июля 1941 года 10 месяцев от роду была мобилизована в Советскую Армию.


Рядом с нашей квартирой на втором этаже проживала семья Смирновых: Галина Николаевна (сестра отца) 1907 г.р. и ее сын Юлик, который был старше меня на 5 лет (1931 г.р.). Вместе с нами жила и моя бабушка Анна Александровна (мать отца)

"В 1940 году произошла семейная трагедия – мать с отцом развелись... отец очень переживал разрыв с матерью и по суду, состоявшемуся 25 января 1941 г. я остался жить с отцом. Матери разрешали свидание со мной 2 раза в неделю. На встречу с матерью меня отвозила Маша или забирала бабушка (мать матери) Лебедева Мария Семеновна (1894 г.р.), которая жила примерно в 4-х трамвайных остановках от нас на Шлиссельбургском проспекте (ныне проспект Обуховской обороны)."

Вместе с бабушкой жил ее муж Лебедев Константин Иванович (1895 г.р.) и дочь (моя тетя) Елена 1927 г.р. Их двухэтажный деревянный дом стоял около ныне действующего пожарного депо. Квартира была на 2 этаже и состояла из кухни и одной большой комнаты с альковом.

Кстати, когда я родился, бабушка в тайне от родителей окрестила меня в церкви под именем Александр (естественно, в святцах Альберта не существовало).

Константин Иванович – это второй муж бабушки. Первый, Колодезников Иннокентий Анисимович (1884 г.р.) умер в 1918 году.

К бабушке меня отвозили где-то 4-5 раз в месяц, и далеко не каждый раз я заставал там маму. Дед Костя работал на железной дороге (в качестве кого – не помню), а бабушка – билетным кассиром на станции Сортировочная.

День 22 июня 1941 года почему-то отчётливо сохранился в моей памяти. Поскольку это был воскресный день - вся семья проснулась поздно. Был ясный солнечный день, тётя Галя готовила завтрак (помню даже ароматный запах какао). Только сели за стол, как по радио прозвучало важное правительственное сообщение: В.М. Молотов сообщил о нападе-нии Германии на Советский Союз. Война
         На лицах всех взрослых озабоченность и тревога. Дядя сразу же ушел в госпиталь, началась предэвакуационная суета. Запомнилась Фраза, которую я слышал из уст многих взрослых: "Только бы не взорвали мост через Березину, иначе..."
         По воспоминаниям моего двоюродного брата (он на 5 лет старше меня) нас эвакуировали из Борисова 24 июня на трёхтонном грузовике. Мост по счастью разрушить не успели. До Ленинграда добирались на многих поездах в течение недели. (Немцы взяли Борисов 29 июля 1941 года).


        

В августе 1941 года отец ушёл на Фронт. Меня забрала к себе бабушка Мария (мать матери), которая жила также в Володарском районе на Шлиссельбургском проспекте (ныне пр-т Обуховской обороны). С ней проживал её муж (дед Костя) и дочь Лена 1927 г. рождения, там же жила и моя мать. Непосредственно перед войной она тяжело заболела и редко вставала с постели.
         В сентябре 1941 года меня определили в очаг (так тогда назывался детский сад). Обязанность тёти Лены (ей тогда было 14 лет) была отводить меня в очаг, и вечером забирать, а это было не близко от дома (около четырёх трамвайных остановок). Пока ходили трамваи, этот путь занимал немного го времени, но с ноября 1941 года трамваи перестали ходить и мы добирались пешком.
         Для того, чтобы попасть в очаг к 8 часам приходилось вставать в 6 часов утра, а со временем ещё раньше, т.к. скорость нашего пешего передвижения падала день ото дня. Причём, на артобстрелы и бомбёжки не обращали внимания и шли, как ни в чём не бывало, а ведь рядом был Мелькомбинат им. Кирова и оборонный завод Ленина, которые часто подвергались обстрелу и бомбёжкам. Голод на¬столько притуплял ощущения, что об опасности как-то не думалось.


         Запомнился подарок в детском саду на Новый 1942 год: пряник, мандаринка, ма-ленькая шоколадка и галета. Помню, что не удержался и пряник съел сразу сам, а осталь-ное принес домой. Бабушка разделил мандаринку - на дольки и дала больной матери, мне и Лене. Шоколадку и галету разделили на маленькие кусочки и несколько дней пили с ними чай. В чай пошли и корочки от мандарина. Помню, что после еды я, посушив палец, собирал крошки со стола, чем вызывал улыбку и слёзы старших.

Copyright © 2018 tapenik.ru

Copyright © 2018 tapenik.ru